На главную
 
Михаил Сарни Русская церковь в Лондоне - 2
 
 
  
 
Историческая справка Через несколько лет приход Русской Успенской церкви в Лондоне будет отмечать свое трехсотлетие. С 1716 года не прекращается принесение Бескровной Жертвы в столице Великобритании, - страны, в которой начало проповеди Евангелия положил апостол от семидесяти Аристовул, и где Церковь Христова за тысячелетие - до отпадения Запада в XI веке - прославила подвиг более двухсот мучеников, святителей, преподобных, благоверных королей и страстотерпцев. В начале XVIII века в Англию стали прибывать русские люди. Царь Петр I, проживший в Лондоне инкогнито три с половиной месяца в начале 1698 г., и закончивший тут свое обучение корабельному делу, стал посылать в Англию молодых дворян и простолюдинов для обучения морскому делу. К середине 1710-х годов десятки русских морских офицеров и матросов жили и учились в Англии. Они по нескольку лет не приобщались Святых Таин, ибо православной церкви тогда в Великобритании не было. В 1712 году из Александрийской Церкви в Лондон прибыл для сбора пожертвований митрополит Фиваидский Арсений с группой греческих клириков. Среди них отметим благочинного Александрийского Свято-Саввина монастыря архимандрита Геннадия, родом киприота, и его племянника чтеца Варфоломея Кассано. Владыка Арсений снял в Лондоне дом и устроил в нем часовню, где совершал регулярные богослужения. Там православные русские люди могли исповедаться (через переводчика) и причаститься. На службах бывали местные и приезжие греки, заходили и англичане, интересовавшиеся Православием. Пробыв в Англии более трех лет, посланцы Александрийского патриарха отплыли в Голландию. В то время в Лондоне действовала постоянная Русская миссия (посольство). В октябре 1716 года секретарь миссии Яков Синявич, в обязанности которого входила забота о молодых соотечественниках, обучавшихся в Англии, обратился к митр. Арсению с просьбой вернуть в Лондон архимандрита Геннадия для устроения в столице Англии Православной церкви при Российской миссии. Вскоре о. Геннадий с племянником прибыли в Лондон. Синявич нанял дом в переулке Эксчейндж-корт близ Стрэнда, в большой гостиной которого была устроена Русская Посольская церковь, освященная во имя Успения Божией Матери. В верхних этажах дома поселились архим. Геннадий и Варфоломей Кассано. Яков Синявич добился приема у англиканского епископа Лондона Джона Робинсона и, представив ему архим. Геннадия, рассказал, что волею царя Петра на английском флоте служат русские люди, нуждающиеся в духовном окормлении. Заметив, что 'Русский царь в своем государстве английским протестантам церковь содержать милостиво соизволяет', он получил от епископа Робинсона разрешение совершать в Лондоне православные богослужения - при условии, чтобы 'приватно службу Божию отправляли'. Робинсон велел 'англичан до церкви не допускать', а петь тихо, 'чтоб простой народ какой обиды не учинил'. Первая Божественная Литургия была совершена в Успенской церкви конце ноября 1716 г., скорее всего 21го ноября, на праздник Введения Пресвятой Богородицы. В Патриаршем Успенском соборе хранится реликвия - первое напрестольное Евангелие Русской церкви в Лондоне, изданное по-гречески в Венеции в 1686 г. Вскоре Яков Синявич и архим. Геннадий отправились в Голландию и получили аудиенцию у находившегося там царя. Петр Алексеевич именным указом повелел выдавать средства на содержание лондонской Посольской церкви и священника при ней. Он также пожелал, чтобы у русских в Лондоне была церковь, построенная на своей земле. Царскому желанию Бог судил сбыться лишь в последней четверти XX века. Архим. Геннадий и его племянник также выполняли роль посредников в тайных переговорах между англиканами и православными. 'Неприсягающие' - группа англиканских епископов, отделившихся от официальной церкви, - желали воссоединения с Восточной Церковью. В 1716 г. они, назвавшись 'кафолическим остатком Британских Церквей', через архиеп Арсения отправили Восточным Патриархам предложения о соединении церквей. В ответ на сдержанный отклик Патриархов неприсягающие вынуждены были признать себя неготовыми принять ряд важных положений православного вероучения и церковного предания. Однако на предложение англикан с радостью откликнулся Петр I, приказавший Государственному Канцлеру и Синоду Русской Церкви оказать содействие неприсягающим. В 1725 г. с кончиной Петра Великого переговоры прервались. Хотя в конце 1720 г. дипломатические отношения между Россией и Англией были прерваны и почти все русские вернулись на родину, службы в Успенской Греко-Российской церкви не прекращались. Большинство прихожан были греки - купцы, моряки; было и несколько русских. Стали понемногу принимать Православие англичане - чаще всего невесты и жены православных. Согласно 'Книге церковной записной', 15 августа 1724 г. к Св. Церкви была присоединена англичанка Елисавета, жена Варфоломея Кассано. Чтобы подготовить Элизабет Бартон к св. Крещению, Варфоломей перевел православный катехизис на английский. На Рождество 1731 г. приняла Крещение первая английская семья - Роберт Райт с женой Елисаветой и детьми. В 1726 г. архим. Геннадий попросил Святейший Синод рукоположить находящегося тогда в Петербурге Варфоломея Кассано в священный сан. По указанию архиепископа Новгородского Феофана (Прокоповича) просьба была исполнена. Через три года архим. Геннадий отправился в Россию, где встретился с пребывающем на покое митр. Арсением. Получив средства на содержание церкви, иконы и плащаницу, он вернулся в Лондон. Убранство посольской церкви было весьма скромным: по описи 1739 г., кроме двухъярусного иконостаса в девять икон, церковь имела две малые иконы и четыре складня. Первый настоятель Посольской Успенской церкви архимандрит Геннадий отошел ко Господу в начале 1737 г. О. Варфоломей, к тому времени овдовевший и принявший монашество, вступил в должность настоятеля. По свидетельству князя Антиоха Кантемира, первого после двенадцатилетнего перерыва российского посланника в Лондоне и известного поэта, о. Варфоломей 'говорил и писал по-английски как природный англичанин'. В описи церковного имущества за 1749 г. имеются английские переводы двух Литургий, Служебника, Катехизиса, и ящик с проповедями по-английски и гречески. Служил иеромонах Варфоломей большею частью по-гречески, а также по-английски. Небольшая церковная община состояла из русских дипломатов и их семей, немногих греческих и русских купцов (с 1681 по 1838 г. лондонские греки не имели своего храма), простолюдинов, оказавшихся в Англии, и дюжины английских семей, принявших Православие (особо назовем проживавшего в Лондоне американца Филиппа Лодвелла с дочерьми). После кончины архим. Геннадия Святейший Синод отправляет в Англию в помощь о. Варфоломею иеромонаха Иоанна (Ястрембского), впрочем, скоро переведенного в Голландию. С ним прибыли два псаломщика, в старое время именовавшиеся дьячками или церковниками (псаломщик, т. е. церковный чтец - низший чин церковнослужителя). Псаломщиков обычно выбирали из семинаристов или певчих Придворной капеллы. Церковники готовили службы, пели на клиросе, убирали церковь. После этого штат Посольской церкви не изменялся 130 лет - один священник и два церковника. -------- В 1746 скончался иером. Варфоломей. В церкви по ходатайству российского посланника временно служат афонские иеромонахи Геннадий и Иеремия. Синод направил в Лондон протоиерея кремлевского Архангельского собора Антипу Мартинианова, но тот вскоре занемог и попросился обратно. Настоятелем Лондонской церкви по рекомендации российского посла стал рукоположенный во иерея лондонский псаломщик Стефан Ивановский, воспитанник Московской Славяно-Греко-Латинской академии. О. Стефан, 'человек тихий, благочестивый и довольно ученый', женатый на англичанке Анне Джонсон, служил в Успенской церкви до своей кончины в 1765 г. При иерее Стефане Посольская церковь впервые переехала. 'Церковь: пришла в крайне ветхое и в скудное состояние, а именно дом, в коем св. церковь состоит, так уже древен, что ежедневно ожидаю его разрушения' - писал о. Стефан послу. Дом стоял 'в неприличном и позорном месте' - узеньком переулке у Стрэнда, главной торговой улицы Лондона, куда по вечерам выходили уличные женщины (приходилось нанимать сторожа у дверей во время службы). В 1756 г. церковь переместилась на Берлингтон-гарденс близ Пиккадилли, поближе к посольству. Как прежде, церковь была устроена из большой гостиной. Годовая аренда дома в достойном месте обходилась в 80 фунтов или 400 руб. (в двадцать раз дороже прежнего). После кончины о. Стефана в Лондон прибыл проповедник Киево-Софийского монастыря и 'учитель великой инструкции' иеромонах Ефрем (Дьяковский), прослуживший здесь совсем недолго. Из Лондона он отправился в Молдавию, где двадцать пять лет подвизался под началом своего земляка прп. Паисия Величковского. После кончины преподобного в 1794 г. о. Ефрем - в схиме Иоанн - составил ему Надгробное рыдание и первую службу, а через четыре месяца последовал за своим старцем.
 
  
 
Новым настоятелем Успенской церкви Синод назначил харьковского уроженца Андрея Самборского, церковника, прибывшего в Лондон с о. Ефремом. Обвенчавшись в Амстердаме с Елизаветой Фильдинг, Самборский был рукоположен во иерея в Санкт-Петербурге в сентябре 1769 г. О. Андрей, как и его преемники протоиереи Яков Смирнов и Евгений Попов, брили бороду и одевались, подобно англиканскому духовенству, по тогдашней моде. Одним из основных требований к кандидату было знание греческого языка, так как значительную часть прихожан составляли греки. О. Андрей греческий знал: по окончании Белгородской семинарии он обучался в Киевской Духовной академии. Перед отъездом на место служения новопоставленный священник получал от Синода письменную инструкцию. Так иером. Иоанну (Ястрембскому) предписывалось носить 'платье колера черного не весьма дорогой цены, но только чистое', длинное ('не выше 2 вершков от земли'); 'босоножно не ходить, но в сапогах, какие там употребляются, или в башмаках с чулками черными'. Запрещалось 'монашеское одеяние во время ношения на руку заметывать', 'продавать на улице свечи церковные, или выставлять столики на улице для сбора денег', 'выдумывать чудеса и видения'. По городу надлежало 'чистою коляскою ездить, а не пешком ходить'. Инструкция свящ. Андрею Самборскому из 21 пункта предписывала формы поминовения Императрицы Екатерины, августейшего семейства, всей палаты и воинства их, а также Святейшего Правительствующего Всероссийского Синода. Дан список служб и молебнов в высокоторжественные дни - рождения, тезоименитства, восшествия на престол и коронации монарха. Указаны требования к поведению священника, обязанного 'смотреть прилежно' за подчиненными ему церковниками. Священник должен прилежать о проповеди слова Божия; всегда иметь в алтаре запасные Св. Дары, 'смотреть за тем, чтобы при богослужении на смеялись, не шумели и не бесчинствовали' (о нарушителях порядка, после двукратного увещания, надлежало сообщать Российскому послу). Со всеми необходимо вести себя благонравно, особо с англичанами, а также 'с приезжими греками с потребным снисхождением и приятностью обходиться'. Приведем примечательные пункты инструкции о. Андрею: '6. Смотреть прилежно, дабы в городе Лондоне обретающиеся Православно-восточной, Греко-Российской веры всякого чина Российского народа люди во все установленные посты, паче же во святой Великий, постились и исповедовались, и по достоинству Св. Таин приобщались неотменно'. '7. В прение о вере ни с кем, паче же с иного исповедания людьми, не вступать'. '8. При присутствии, где бы то ни быти не имело, Его Королевского Величества, ежели тебе тут же быти случится, поступать честно и учтиво и ни в какие дальные и неумеренные разговоры и действа отнюдь не вступать:' '9. За крещение, браки, благословение и погребение не домогаться, но кто что доброю волею подаст, принимать с благодарностью и довольствоваться Ее Императорского Величества милостивым жалованьем'. '12. К людям иного исповедания со святынею не ходить, да и к своим ходить токмо когда будешь приглашен'. Протоиерей Андрей Самборский открывает череду незаурядных людей, настоятельствовавших в Лондонской Посольской церкви. Он знакомится с людьми науки и искусства, становится членом Королевского Общества Искусств. Дружеские контакты с английскими помещиками, развивавшими новые, научные методы ведения сельского хозяйства наводят его на мысль обучать передовым методам сельского хозяйства юношей из России. Иерей Андрей составляет докладную записку на имя императрицы Екатерины II, и в 1776 г. по велению царицы отправляется в Харьков и Белгород, чтобы отобрать молодых семинаристов, желающих отправиться учиться в Англию, а также набрать псаломщиков для лондонского храма. В 1780 г. императрица отзывает о. Андрея в Россию, и отправляет его сопровождать цесаревича Павла Петровича в путешествие по Европе. Позднее прот. Самборский становится законоучителем сыновей цес. Павла, Александра (будущего императора) и Константина. Позднее прот. Андрей был настоятелем новопостроенного Царскосельского Софийского собора, а в самом начале XIX века был назначен духовником великой княгини Александры, дочери Павла I и супруги Австро-Венгерского наследника престола. По отъезде о. Андрея настоятелем был назначен привезенный им из Харькова и служивший прежде псаломщиком Яков Иванович Смирнов, прослуживший в Лондоне дольше всех - 65 лет, из них почти шестьдесят - настоятелем. О. Яков был человек весьма незаурядный, начитанный, знал много языков. Он помогал Уильяму Туку, бывшему настоятелю англиканской церкви в Санкт-Петербурге, в работе над 'Историей России в царствование Екатерины II'; в Лондоне имел успех его перевод на английский 'Описания Российской Империи' Ивана Плещеева. Протоиерей Яков (получил протоиерейство на тридцать восьмом году служения) поражал гостей из России непоповской внешностью. Одевался он на английский манер, несколько старомодно; носил длиннополый сюртук, штиблеты, напудренную косицу. 'Молодой, прекрасно образованный английский лорд!' (журналист Петр Макаров, 1795 г.); 'одеждой - лорд прежних времен:, он казался мне ожившим портретом голландской школы' (художник Федор Иордан, 1830 г.). Но ср.: 'Казалось я посетил благочестивого отшельника: Русские иконы, портреты русских царей, русские книги и русское сердце' (журналист Николай Греч, 1839 - за год до кончины о. Якова). Многие отмечали его радушие и готовность помочь многочисленным путешественникам. Помимо священнических обязанностей, о. Яков Смирнов был надежным помощником многолетнего посла России в Лондоне, выдающегося дипломата графа Семена Воронцова. В 1791 г., во время одного из кризисов отношений между Россией и Англией, о. Яков вместе с православным англичанином Джоном Парадайзом, зятем Филиппа Лодвелла, и секретарем посла в течение нескольких месяцев работали с утра до ночи над организацией кампании в прессе против войны с Россией, которую намеревалось начать английское правительство. Войну удалось предотвратить. Девять лет спустя, во время нового обострения англо-российских отношений, когда все сотрудники посольства покинули Англию, священник Яков Смирнов рескриптом императора Павла I был назначен исполняющим обязанности Российского посланника (по-видимому, единственный в истории Русской церкви случай). Шестисот рублей, выделявшихся Сенатом на аренду и содержание храма, едва хватало на текущие расходы, и к началу служения о. Якова здание пришло в негодность. При нем Посольская церковь переезжала дважды - в 1784 г. на Грейт-Портланд-стрит, а в 1813 г. - в арендованный на долгий срок просторный дом ? 32 по Уэльбек-стрит. По этому адресу Русская церковь в Лондоне пребывала более ста лет - дольше, чем где-либо. Вскоре, получив позволение домовладельца и согласие жильцов соседних домов, о. Яков снес конюшни во дворе дома и построил православную часовню. Последние три года жизни о. Якова были омрачены наступающей слепотой. С середины 1837 г. в помощь ему в Лондон приезжал клирик Парижской Посольской церкви иеромонах Нифонт. В это же время прихожане-греки решили отделиться, устроив свою церковь в купеческом доме в Сити. После кончины о. Якова в 1840 г., в Лондон был переведен из Копенгагена свящ. Евгений Попов, магистр богословия Санкт-Петербургской Духовной Академии. Общительный и деятельный, он вскоре стал душой небольшой русской колонии. В годы Крымской войны и по ее окончании о. Евгений часто ездил в портовые города Англии, где содержались сотни русских военнопленных, и не только заботился об их духовных нуждах, но и много хлопотал о них перед местными властями. Когда в Португалии свирепствовала эпидемия холеры, он, оставив в Лондоне сына-священника, отплыл в Лиссабон и в течение нескольких месяцев окормлял и утешал православных людей.
 
  
 
Прот. Евгений имел обширные связи в английском обществе. Он был главным консультантом англиканского священника Джона Мэйзона Нила, который много лет трудился над многотомной 'Историей Православной Восточной Церкви'. О. Евгений печатал статьи и заметки в российских журналах духовного направления, в частности о возможности соединения с англиканами (его вывод в последнем случае - отрицательный). Впервые русская церковная общественность знакомилась с религиозной жизнью Англии глазами доброжелательного православного очевидца. Сохранились его докладные записки (среди них доклад о церковно-политическом урегулировании положения Константинопольского Патриархата, терпевшего притеснения от Османского правительства).
 
  
 
В середине 1860-х годов о. Евгений, принявшись за ремонт обветшавшего церковного здания, принял решение на том же месте построить новое. Часовня была увенчана куполом и расписана. Над иконостасом работал приглашенный из Петербурга академик живописи. Большую помощь в устроении нового храма оказала проживавшая в Лондоне великая княгиня Мария Александровна, дочь Александра II и супруга герцога Эдинбургского. Русская часовня на Уэльбек-стрит сохранилась до наших дней. Ныне это памятник архитектуры, охраняемый законом, но, увы, не используемый по назначению: в прежней церкви теперь склад гомеопатических лекарств. В 1875 г. прот. Евгений, будучи в Санкт-Петербурге, неожиданно скончался. Настоятелем церкви стал его сын Василий, также магистр богословия СПб Духовной Академии, но через два года он скоропостижно скончался от эпилепсии. Отпеть о. Василия из Брюссельской Посольской церкви был вызван священник Евгений Смирнов, ставший настоятелем Лондонской Успенской церкви, и прослуживший в Лондоне более 45 лет, до своей кончины в 1923 г. О. Евгений Смирнов (однофамилец о. Якова) после окончания Санкт-Петербургской Академии несколько лет служил псаломщиком в Русской церкви в Нью-Йорке. Подобно о. Попову, о. Евгений Смирнов был талантливым церковным писателем. Он опубликовал несколько книг по-русски, а также по-английски (среди последних - чин присоединения к Православию инославных, и первая история миссий Русской Церкви), и множество статей о жизни христиан Запада и проектах соединения церквей, печатавшихся в русских церковных журналах. Вел обширную корреспонденцию: сохранилась его переписка с архиепископом Ярославским Тихоном - будущим Патриархом и исповедником, равноап. Николаем, архиепископом Японским, и обер-прокурором Священного Синода Победоносцевым. -------- В конце XIX в. все зарубежные приходы в Европе были переданы в ведение митрополита Санкт-Петербургского, а в 1908 г. управление ими было поручено его викарию, епископу Кронштадскому с резиденцией в Риме. С 1867 г. в штате Лондонской церкви появляется диакон (первым диаконом был сын о. Евгения Попова Василий). В 1897 г. решением Синода в Лондон назначен хор из четырех кандидатов богословия СПб Духовной Академии (прежде пели псаломщики). Случались с клириками в Лондоне и несчастья. О иеромонахе Ефреме (Дьяковском) посол Мусин-Пушкин писал в докладе за 1767 г.: 'здоровье его упало и из дому выходить не мог, ибо от дерзновенного и необузданного здешнего народа, к одежде его непривыкшего, не раз были учинены ему на улицах огорчения и обиды'. О. Ефрема жестоко били, принимая его за католического священника, каковых в Англии за полтора века до того положено было ловить и казнить. Особенно тяжелой была жизнь псаломщиков - до конца XIX века их жалование было весьма скудно, а Лондон был одним из самых дорогих городов мира. Посол гр. Чернышов писал в Коллегию Иностранных дел о том, что труд церковнослужителей в Лондоне оплачивался хуже, чем труд лакеев (имея от господ даровую квартиру, стол и одежду). Церковники входили в неоплатные долги; под влиянием нужды и лишений некоторые впадали в отчаяние, начинали пить. Дьячок Сила Бархатов подрался на улице с солдатами и был осужден на год тюрьмы, где через два месяца неожиданно скончался. Были среди псаломщиков весьма заслуженные люди, прослужившие в Лондонской церкви многие десятилетия: Леонтий Литкевич (служил 54 года, скончался в 1834 г.), Николай Орлов (служил 46 лет, скончался в 1916 г.). Псаломщик Орлов последние годы жизни профессорствовал в Лондонском университете (Кингс-колледж, русский язык и литература). Он также перевел на английский и издавал богослужебные тексты, что особо ценили архиереи и клирики Алеутской епархии, окормлявшие православных Северной Америки. О. Евгений Смирнов отправлял в Америку множество книг для православных семинарий. --------
 
  
 
С концом Российской Империи начинается новый этап в жизни Русской церкви в Лондоне. Поддержки Российского государства ждать не приходилось; к тому же количество верных, молящихся в Посольской церкви, выросло в несколько раз за счет беженцев, и на праздники часовня на Уэльбек-стрит никак не могла вместить всех молящихся. В октябре 1919 г. решением общего собрания был учрежден Лондонский Успенский приход Русской Православной Церкви, а в качестве приходского устава был взят устав, утвержденный Поместным Собором 1917-18 гг. Было создано сестричество во имя прп. Ксении; первой старшей сестрой стала великая княгиня Ксения, сестра императора-страстотерпца Николая. Была заведена Приходская книга, куда записалось более 400 прихожан. Примечательно, что часть русских указывала своё лондонское место жительство как временное, а российское - как 'постоянное' (гр. Дмитрий Шереметев, к примеру, записал себя, жену и детей по адресу: Петроград, наб. Фонтанки 34). Довольно много было англичан - потомков смешанных браков, а также тех, кто много лет прожил в России, и вернулся с русскими женами и детьми (заметим, что по законам Российской Империи все без исключения дети смешанных браков воспитывались в Православной вере). С 1921 г. богослужения совершались в здании бывшей англиканской церкви св. апостола Филиппа, неподалеку от вокзала Виктория (церковь, разумеется, была освящена во имя Успения Божией Матери, но в просторечии осталась церковью ап. Филиппа). Когда в 1923 г. скончался о. Евгений, Приходской совет предложил в настоятели прот. Иоанна Лелюхина, бывшего настоятеля кафедрального собора Архангельска, эвакуировавшегося с белым ополчением. В 1926 г. в Лондон приехал бывший архиепископ Финляндский Серафим (Лукьянов). В том же 1926 году разгорелся открытый спор между митрополитом Евлогием (Георгиевским), которого св. Патриарх Тихон поставил управлять западноевропейской епархией, и Заграничным Синодом в Сремских Карловцах (Югославия) во главе с митр. Антонием (Храповицким), известный также как Синод Русской Православной Церкви Зарубежом. Часть лондонских клириков - прот. Николай Бер и свящ. Владимир Феокритов (с 1907 - лондонский певчий, позже диакон) держала сторону митр. Евлогия и его парижских сторонников, другая - вл. Серафим и прот. Иоанн Лелюхин - сторону Синода в Карловцах.
 
  
 
Сторонники митр. Евлогия заявили о создании отдельного, подчинявшегося ему, прихода (патриаршего или 'евлогианского'), и предложили архиеп. Серафиму и прихожанам, верным Синоду в Карловцах, поделить Успенский храм между двумя приходами. Служили попеременно: одну субботу и воскресенье - евлогианский приход, следующие - зарубежный; праздники также делились. Оба прихода со временем обзавелись приходским домом с часовней, где совершались богослужения, когда в соборе служили 'соседи'. Так продолжалось 30 лет. Впрочем, до войны отношения между прихожанами были вполне теплыми, ибо выбор прихода часто диктовался политическими симпатиями. В одной семье сторонники монархии могли ходить в зарубежный приход, а люди либеральные - в евлогианский.
 
  
 
Благотворительный предрождественский 'bazaar' (распродажу) устраивали совместно, как и ежегодную кампанию по сбору средств на текущие расходы. Хор был один на два прихода. В 1930 г. митр. Евлогий принял участие в англиканской молитвенной службе о страждущих христианах в России, за что митр. Сергий (Страгородский) под давлением советских властей подверг его прещениям. Вскоре митр. Евлогий с западноевропейской епархией, насчитывавшей около ста приходов, был принят в общение Константинопольским патриархом Фотием на правах экзарха. Был принят временно, до избавления от гонений безбожной власти в России. Лондонский приход стал 'евлогианским'. В 1940 г. почил в Бозе настоятель Евлогианского прихода прот. Николай Бер, и приход возглавил прот. Владимир Феокритов. Во время войны церковь несколько пострадала от бомбежки, но были и случаи, когда зажигательные бомбы, пробив крышу церкви, не разрывались. В 1945 г. престарелый митр. Евлогий решил вернуться в лоно Русской Церкви, и просил Патриарха Московского Алексия I принять его и его паству под свой омофор. В августе 1945 г. в Париже и Лондоне побывала делегация Русской Церкви во главе с митр. Крутицким Николаем (Ярушевичем). Прот. Владимир и прихожане встретили вл. Николая очень радушно. Осенью того же года Святейший Синод Русской Церкви удовлетворил просьбу митр. Евлогия. В следующем, 1946 году, по кончине митрополита, его последователи в Париже отказались подчиниться этому решению, и убедили нового главу экзархата архиеп. Владимира (Тихоницкого) остаться под Константинополем (ссылаясь на то, что ответа оттуда на письменное уведомление Патриарха Алексия и прошение митр. Евлогия о переходе епархии так и не последовало). Из всего экзархата только Лондонский Успенский приход сохранил верность Патриарху Московскому. Оба лондонских Русских Успенских прихода существуют и ныне; оба - наследники Русской Посольской церкви. В мае 2007 г. Божией милостью произошло восстановление единства разделенных частей Русской Церкви. Уповаем на то, что прежнее разделение - углубившееся после войны, когда зарубежный приход пополнился т. н. 'ди-пи', 'перемещенными лицами', т. е. взятыми в плен советскими солдатами и русскими беженцами из Югославии и других стран, оказавшимися в Англии - Богу споспешествующу, сменит братская любовь. Особо уповаем на молитвенную помощь свт. Иоанна (Максимовича), чудотворца Шанхайского и Сан-Францискского, в 1951-63 гг. Архиепископа Брюссельского. Владыка Иоанн имел попечение о Западно-Европейской епархии Зарубежной Церкви, много раз бывал в Англии. В нескольких церквах РПЦЗ в Англии благоговейно хранятся его реликвии. Назовем настоятелей Успенского прихода Русской Зарубежной Церкви: приснопоминаемый архимандрит Николай (Карпов), в 1929 году хиротонисанный во епископа Лондонского, архиепископы Нафанаил (Львов) и глубокочтимый Никодим (Нагаев), епископы Константин (Есенский) и Виталий (Устинов) (в 1986-2001 гг. митрополит, четвертый предстоятель РПЦЗ), архимандриты Николай (Гиббс) (англичанин, бывший учитель цесаревича Алексея Николаевича) и Никанор (Троицкий) и Алексий (Побджой), протоиереи Борис Молчанов, Михаил Польский, Георгий Шереметев, Иоанн Сыщенко, Вадим Закревский, Ярослав Беликов, иерей Николай Савченко. Службы совершаются в недавно построенном двухпрестольном храме во имя Успения Божией Матери и Новомучеников и Исповедников Российских, расположенном на западе Лондона в районе Чизик. --------
 
  
 
В начале 1949 г. в Лондон из Парижа по приглашению Содружества во имя преподобного Сергия, игумена Радонежского, и первомученика Британского Албана приезжает иеромонах Антоний (Блум). Содружество было основано в 1920-е годы верующими студентами - православными, англиканами, католиками, и проводило ежегодные конференции, на которые о. Антоний к тому времени приезжал уже трижды. Некто, пожелавший остаться неизвестным, внес сумму, достаточную для содержания православного священника и лектора Содружества в течение двух лет. Кроме своих обязанностей в Содружестве (он служил, проповедовал и читал лекции в часовне Содружества во имя свт. Василия Великого на ул. Ноттинг-Хилл-гейт), о. Антоний помогал прот. Владимиру на патриаршем приходе. И когда летом 1950 г. о. Владимир неожиданно скончался, прихожане с любовью приветствовали нового настоятеля иеромонаха Антония. О. Антоний восстановил приходскую школу для детей, существовавшую до войны. Начал регулярно выходить 'Приходской вестник' с приложением для детей и английским отделом ('The Parish Herald'). О. Антоний по-прежнему активно работал в Содружестве, и, мало-помалу в церковь потянулась молодежь - второе поколение эмигрантов. После большого перерыва в храм стали приходить англичане, изъявлявшие желание присоединиться к Св. Церкви. В 1952 г. о. Антоний был возведен в сан игумена, в 1956 - архимандрита, а в 1957 г. был хиротонисан во епископа Сергиевского. В 1962 г. решением Св. Синода на территории Великобритании была образована епархия, носящая имя ныне упраздненной, а некогда славной епархии на юге Крыма - Сурожской. Еп. Антоний стал архиепископом (с 1966 митрополитом) Сурожским.
 
  
 
В 1953 г. городские власти Лондона приняли решение построить на месте церкви ап. Филиппа новый автовокзал. После довольно запутанных переговоров в распоряжение патриаршего прихода было предоставлено пустующее здание англиканской церкви во имя Всех Святых по адресу 67 Эннисмор Гарденс. Образцом для церкви, построенной в романском стиле в 1849 г., послужила базилика свт. Зинона еп. Веронского в г. Верона, Италия. Осенью 1956 г. престол храма был освящен во имя Успения Божией Матери. Митр. Антоний благословил оставить в имени собора и прежнее посвящение Всем Святым (храм однопрестольный). В октябре 1964 г. службу праздника Воздвижения Животворящего Креста Господня возглавил находившийся в Англии с визитом Святейший Патриарх Алексий I. В 1979 г. усилиями прихожан здание церкви было приобретено в собственность прихода. Значительную часть собранных средств составили добровольные пожертвования англикан, весьма ценивших труды митр. Антония на ниве Евангельской проповеди - с начала 1960-х годов он регулярно проповедовал на местном радио и телевидении. Служение митр. Антония было по преимуществу служением выдающегося проповедника и апологета. Его радиопередачи на Би-Би-Си, а позднее многочисленные книги (литературно обработанные записи бесед, выступлений и проповедей) помогли множеству людей войти в Церковь, услышать Благую Весть о Христе - Спасителе мира, и о Его заповедях. В 1966 - 74 гг. митрополит Антоний нес служение Патриаршего Экзарха Западной Европы. С конца 50-х годов он принимал участие во многих встречах и собеседованиях с инославными, но позже отошел от этой деятельности. Митр. Антоний был удостоен звания почетного доктора богословия Московской и Киевской Духовных академий, Кембриджского и Абердинского университетов. В 1991 г. Святейший Патриарх Алексий II посетил Лондон, и благословил строительство прихрамовых помещений. В том же году по приглашению митр. Антония в Лондон прибыл епископ (с 1992 г. архиепископ) Анатолий (Кузнецов), получивший титул Керченского. С начала 1990-х годов все большую часть прихожан составляют новоприезжие, как те, кто воцерковился на Родине, так и пришедшие в Церковь уже в Англии. За последние пятнадцать лет приход вырос в несколько раз. В 1991 г. митр. Антоний благословил местное почитание убиенных императора Николая Александровича и семейства его в лике страстотерпцев и мучеников. Ежегодно 4 / 17 июля в Соборе совершался молебен Царственным страстотерпцам. С середины 90-х годов, задолго до начала сближения Русской Патриаршей Церкви и РПЦЗ, митр. Антоний и архиерей РПЦЗ архиеп. Берлинский Марк, не афишируя этого, совместно решали сложные проблемы приходской жизни в Германии и других странах Западной Европы. В 2003 г., после пятидесяти пяти лет трудов по устроению Церкви в Великобритании, почил в Бозе митрополит Сурожский Антоний. В 2003 г. временным управляющим епархии был назначен епископ Сергиевский Василий (Осборн), весной 2006 г. решивший перейти с частью прихожан под омофор Патриарха Константинопольского. Между 2003 и 2006 гг. настоятелями собора были его старейшие клирики - прот. Михаил Фортунато, затем прот. Иоанн Ли. На Троицкую Родительскую субботу 2005 г. православные обоих Успенских приходов собрались после Литургии на лондонском кладбище Кенсал Грин чтобы помолиться об упокоении душ покоящихся там лондонских настоятелей XVIII - XX веков - протоиереев Якова и Евгения Смирновых, священника Василия Попова и их родных. Заупокойные литии у полузабытых могил попеременно совершили протоиереи Андрей Тетерин (Патриарший приход) и Вадим Закревский (Зарубежный приход). В мае 2006 г. Архиерейский Синод Русской Православной Церкви поручил временное управление Сурожской епархией архиепископу Корсунскому Иннокентию (Васильеву), а осенью того же года - новопоставленному епископу Богородскому Елисею (Ганабе). В декабре 2007 г. епископ Елисей решением Синода был назначен правящим архиереем епархии с титулом епископа Сурожского. Владыка Елисей также является настоятелем Лондонского прихода. Предстательством Пречистой Божией Матери, святых, в землях Русских и Британских просиявших, и всех святых, Господи Иисусе Христе, сохрани и утверди Церковь Свою в Лондоне на многая лета!